11,5 литров в день, именно столько мы потребляем в день. Почему нефть так незаменима для нас

В жизни мы жжём не останавливаясь: организм человека — своего рода производитель и потребитель энергии. Мы получаем непереработанную энергию в виде пищи и жжём калории, чтобы жить. Для того чтобы жить «как обычно», нужно жечь без перерыва. В обществе мы тоже жжём. Жжём топливо — нефть, газ, уголь, торф, дрова и так далее; 65% электроэнергии в мире производят с помощью сжигания этих энергоносителей. Мы не привыкли так думать, но каждый звонок по телефону, каждое нажатие на клавишу клавиатуры, каждое электронное письмо — это микропотребление электричества. Потребление нефти, газа и угля настолько проникло в наш быт, что мы даже не замечаем, как каждый раз, когда мы, например, выпиваем чашку чая, где-то прямо в этот момент жгут газ/уголья/нефть (иногда даже у нас в квартире). Мы жжём, даже когда спим: работающее ночью центральное отопление или кондиционер означают, что где-то рядом или не очень рядом горят углеводороды. Энергетика пронизывает каждое мгновение нашей жизни на Земле.

Согласно статистике за 2014 год, если вы житель России, в день в среднем вы потребляете два с половиной литра нефти. Два с половиной литра — это много или мало? По меркам Индии — очень много, ведь средний индус в день потребляет всего лишь 0,33 литра нефти. А что американцы? Вот кто настоящие нефтеголики: шесть с половиной литров в день на человека! И даже экономы-прагматики немцы тоже жгут со страшной силой: 3,35 литра в день. За сегодня вы, скорее всего, употребите нефти больше, чем выпьете воды.

Но и это ещё не всё! Если добавить в ежедневный коктейль другие энергоносители, ёмкость понадобится побольше. Чтобы представить себе общий объём, выразим его тоже в литрах нефти. Тогда получится, что люди  в среднем потребляют одиннадцать с половиной литров в день.

Кто-нибудь скажет: ну, это средние цифры, я-то столько не потребляю, это всё промышленники! А я, поехав на природу, легко откажусь от нефти, угля и газа. Но если вы это читаете, то скорее всего попадаете в 75% , живущих в городах, а городские жители пользуются центральным электро- и теплоснабжением, общественным транспортом, освещением на улицах, асфальтированными дорогами. Предположу, что вы не согласитесь надолго от всего этого отказаться. К тому же, даже не будучи промышленниками, мы всё равно потребляем то, что они произвели. А значит, косвенно включены в цепочку масштабного потребления энергоносителей.

За год весь мир потребляет около 7,500 танкеров нефти размером knock nevis, природного газа - 39 201 905 воздушных шаров в день, а угля на 621 пирамиду Хеопса

Но, допустим, мы решили, что такое положение дел никуда не годится, и принялись сокращать потребление. Чем нам придётся жертвовать? Если речь о нефти, то главный враг — двигатель внутреннего сгорания. Сокращать нужно поездки на автомобилях, автобусах. Но пассажирский городской транспорт — это только верхушка айсберга: главный потребитель — грузовой транспорт, обслуживающий международную торговлю. Две трети международной торговли обслуживаются морским транспортом, потому что это самый дешёвый способ перевозки, а корабли потребляют дизель; крупнейшие контейнеровозы сжигают до 80 000 литров в сутки. Самолёты, хоть и не перевозят так много грузов, тоже летают на нефтяном топливе. Грузовики, перевозящие грузы между городами и странами, заправляются продуктами переработки нефти. Поэтому, если мы решим, что надо поменьше жечь нефти, речь надо вести не столько о личном или общественном транспорте, сколько о сокращении грузовых перевозок. В результате кто-то из нас недополучит компьютер, айфон, немецкое пиво, французское вино, японский автомобиль и так далее. В этом списке окажутся и продукты, и любые товары и услуги, которые вы не производите у себя в квартире, то есть почти всё, к чему вы привыкли. В международных масштабах ситуация выглядит ещё интереснее: тот же айфон в готовом виде получается после того, как отдельные его компоненты побывают в трёх-четырёх странах. Многие товары производят в нескольких странах, а значит, перевозят комплектующие и детали, что опять же ведёт к сжиганию нефти

Где ещё мы видим нефтяной след? Например, на асфальте, ведь битум для производства асфальтобетонной смеси тоже получают из нефти. Некоторые котельные в микрорайонах топятся нефтепродуктами. Тепловая энергетика приводит нас и к другим энергоносителям: природному газу и углю. Эти штуки главным образом используются для производства тепла и электричества.+

Если у вас дома есть хотя бы одна лампочка или электроприбор, вы уже вносите вклад в сжигание углеводородов.

Попробуйте представить мир без электроэнергии: нет фонарей на дорогах, вывесок на торговых улицах, света в помещениях. Нет к тому же станков, работающих от розетки, поэтому для производства приходится использовать живую силу — животных и людей.

В среднем человек потребляет 11,5 литров нефти в день

Природный газ используют в основном для производства электрической и тепловой энергии. Для этих же целей подходит и уголь в различных его разновидностях. А ещё уголь используется для производства стали; сталь же идёт на строительство железных дорог, кораблей и много чего ещё.

Поэтому те самые одиннадцать с половиной литров в день — это то, что нам нужно, чтобы жить «как обычно», не делая ничего особенного. За год весь мир потребляет около семи с половиной тысяч танкеров нефти размера Knock Nevis. Природного газа — 39 201 905,9 воздушных шаров в день. А угля — шестьсот двадцать одну пирамиду Хеопса.

Поэтому каждый без лишнего смущения вправе сказать, что он по жизни жжёт. А если остановится и перестанет, то останется без своих любимых штук, товаров и услуг. Нужно постоянно добывать, транспортировать, перерабатывать, опять транспортировать и продавать энергоносители, чтобы мы могли в любое время заехать на заправку и залить бак бензина, в любой момент включить в квартире свет.

Плохо это или хорошо? С одной стороны, благодаря углеводородам мы наслаждаемся достижениями научно-технического прогресса: живём в уютных квартирах и домах, пользуемся телефонами, компьютерами, быстро добираемся из одного места в другое — до появления железной дороги путь из Санкт-Петербурга в Москву занимал неделю с остановками на ночлег и перемену лошадей. Промышленное производство требует углеводородов. Поэтому страны так стремятся обладать достаточным количеством этих ресурсов

There are no comments

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Start typing and press Enter to search

Shopping Cart